Ковчег надежды. В Сибири опробуют модель развития страны

Андрей Клепач представил стратегию развития Сибири «Русский ковчег» – масштабный проект общенационального строительства, который будет опробован на территории региона.


После летних каникул Президиум РАН с ходу взялся за темы государственного масштаба – на первом заседании был рассмотрен вопрос о научном обеспечении опережающего развития Ангаро-Енисейского макрорегиона. Впрочем, речь шла, по сути, о развитии всей Сибири.

В июне на Петербургском международном экономическом форуме Владимир Путин поручил Правительству РФ вместе с Российской академией наук и Русским географическим обществом подготовить до середины сентября предложения о развитии научного и промышленного потенциала Сибири.

– Летом мы провели большую работу. Предложения были подготовлены. В предварительном порядке они уже отправлены в правительство. Если будут корректировки, пошлем дополнительно, – сообщил президент РАН Александр Сергеев.

Основные доклады представили член-корреспондент РАН Валерий Крюков, главный экономист государственной корпорации развития «ВЭБ.РФ», кандидат экономических наук Андрей Клепач и председатель СО РАН академик Валентин Пармон.

Сибирь – оплот стабильности и важный фактор развития России в прошлом, настоящем и будущем – эта мысль рефреном звучала во всех выступлениях ученых. Сегодня ее население составляет более 20 миллионов человек, а площадь, занимаемая регионом, – около 13,1 миллиона кв. км (для сравнения: территория России – 17,1 миллиона кв. км, на которой проживают 146 миллионов человек). Сибирь как экономический макрорегион включает Срединную (Центральную) и Восточную Сибирь (Забайкалье, Республика Бурятия, Республика Саха-Якутия), связанные экономически и по типу освоения ресурсов. Центральная Сибирь делится на Южно-Сибирский и Ангаро-Енисейский макрорегионы.

Директор Института экономики и организации промышленного производства СО РАН В.Крюков представил принципиальные подходы к проблемам научного обеспечения опережающего развития Ангаро-Енисейского макрорегиона и рассказал о принципиальных особенностях решения проблем социально-экономического развития Центральной и Восточной Сибири. В подготовке материала участвовал большой коллектив исследователей из полутора десятков научных институтов.

– Разгром немцев под Москвой начинался с приходом сибирских дивизий, – напомнил ученый, приступая к докладу. – России, чтобы быть сильной, нужна сильная Сибирь, в противном случае слабая Сибирь может стать тяжелым балластом, который потянет вниз всю страну.

Валерий Анатольевич подчеркнул, что подготовленные для кабмина предложения «носят макетный характер и нуждаются в детализации». Сибирь находится в центре Евразии. Это – срединный регион, многовекторный геополитический перекресток потенциальных возможностей: он представлен всеми видами транспорта, минерально-сырьевыми ресурсами, это кладовая древесины, пушнины, дикоросов, средоточие водных, земельных, лесных ресурсов. В Сибири есть сильные научно-образовательный и инновационный кластеры.

На протяжении четырех столетий ее экономика развивалась опережающими темпами. Так нужно было и Российской империи, и СССР – устойчиво достигался баланс общегосударственных и региональных интересов.

В 1990-2000-е годы, после распада СССР и перехода к рыночной экономике, многовековая закономерность развития страны и Сибири как ее составной части оказалась нарушенной: регион стал отставать в своем экономическом развитии, усугубились старые и появились новые проблемы.

– Характеризуя современные трудности, важно отметить, что даже за долгий период опережающего экономического роста по многим параметрам уровня и качества жизни, инфраструктурной и социальной обустроенности Сибирь не смогла достичь показателей центральных и западных регионов России, отметил В.Крюков.

Современное развитие идет даже не по инерции, сказал он, а просто «как получится». Много говорится о необходимости опережающего развития Сибири, но нет внятного понимания того, зачем это нужно России. Только сформировав такое понимание, лежащее в русле исторических тенденций, можно ставить конкретные цели и задачи, намечать меры по их реализации. В интересах всей страны необходимо новое существенное ускорение социально-экономического роста Сибири, восстановление главной исторической закономерности развития, которая оказалась нарушенной в минувшие три десятилетия, подчеркнул В.Крюков.

По мнению докладчика, а вместе с ним и всех тех, кто разрабатывал эту тему, в основе предстоящих действий должна быть «ясная государственная политика». Экономический рост региона всегда опирался на господдержку – прямую и косвенную. На разных исторических этапах развития менялись формы и инструменты государственной социально-экономической политики, но она неизменно присутствовала и играла решающую роль. По словам Валерия Анатольевича, это было проявлением не государственного альтруизма, а государственного патриотизма, учитывающего, прежде всего, интересы страны.

– В наше время, как и прежде, опережающее социально-экономическое развитие Сибири невозможно без активной государственной социально-экономической политики. Но старые ее формы стали неприемлемыми. Нужно выработать систему действенных решений и мер в рамках подходов, адекватных современным политическим и экономическим реалиям. Сегодня цели развития сибирской экономики трансформируются: от безусловного достижения общегосударственных целей к полноценной реализации интересов людей, – сказал В.Крюков.
Этот новый подход необходимо сфокусировать на условиях и уровне жизни населения Сибири (жилье, доходы, образование, перспективная работа, медицина, экология, продукты питания), то есть на повестке – формирование комфортной жизненной среды.

В экономике докладчик предложил опираться на комплексность и межрегиональное взаимодействие, ведь один из главных минусов предшествующего периода связан именно с недостатком комплексности. Вследствие этого более доходными стали виды деятельности, связанные с реализацией продукции первичных переделов, а ориентация на внешний рынок привела к примитивизации производственно-технологических цепочек и уменьшению спроса на отечественную науку.

По мнению ученого, для решения задач в нынешних условиях необходимо получение принципиально новых знаний о природе и процессах освоения и использования природно-ресурсного потенциала Сибири. Должна быть сформирована система распределенных баз знаний, работа с которыми позволяла бы генерировать «представительные» варианты решения экономических и других задач.

Необходима также «перезагрузка» процедур недропользования. Подразумевается, как отметил Валерий Анатольевич, «не только предоставление прав, но и принуждение к реализации определенных условий, связанных с развитием научно-технического потенциала страны».

Проекты и решения должны готовиться, проходить экспертизу и сопровождаться при активом участии научно-профессионального сообщества, заявил В.Крюков. Подобная практика, кстати, ранее широко использовалась в России и была закреплена в Горном Уставе. Лидером и основным координатором данной деятельности могла бы выступать Российская академия наук, в частности, ее Сибирское отделение. В сферу ответственности РАН могут входить разработка научно-технологического прогноза, формирование требований к реализуемым корпоративным решениям, а также мониторинг процессов их реализации, подытожил докладчик.

Стратегию развития Сибири «Русский ковчег» – масштабный проект общенационального строительства, который будет опробован на территории региона, – представил А.Клепач. «Русский ковчег» должен стать пионером в экономическом, творческом и духовном подъеме всей страны, способствовать созданию эффективной и справедливой социально-экономической системы, являющейся «позитивным примером для стран-соседей». Идею наименования проекта Андрей Николаевич объяснил так: «Как корабль назовешь, так он и поплывет».

Судя по приведенным докладчиком цифрам, пока корабль плывет не очень быстро. Так, с 1990 года вклад макрорегиона (Сибирский федеральный округ, Республика Саха-Якутия, Республика Бурятия, Забайкальский край) в валовый региональный продукт России уменьшился с 13,36% в 2000 году до 11,58% в 2017-м. Только в четырех сибирских регионах производительность труда не ниже среднего уровня по России.

Сибиряки уезжают за рубеж и в европейскую часть страны. В постсоветский период население Сибири уменьшилось на 2 миллиона человек. Сегодня она занимает одно из последних мест среди российских регионов по уровню среднедушевых доходов населения, имеет более высокий, чем в среднем по России, уровень безработицы и бедности. В регионе низкая транспортная и коммуникационная доступность. Он отстает в темпах роста и по уровню жизни от соседних стран.

«Ковчежная» стратегия перелома и прорыва предполагает создание в регионе новых полюсов экономического роста. Она включает комплексное развитие территорий в дополнение к развитию агломераций, формирование инвестиционных проектов, увязанных с развитием инфраструктуры, производства, науки и социальной сферы, подключение их к нацпроектам. В планах также создание не менее 4-5 научно-образовательных центров мирового уровня и технологических долин в Новосибирске, Томске, Красноярске, Иркутске, Кемерово и т.д. Нацпроекты также необходимо дополнить набором «межрегиональных стратегических маневров»: демографическим, научно-индустриальным, транспортным, финансовым, управленческим, экологическим.

Цена прорыва – ежегодное вложение частных и государственных инвестиций в крупные проекты, в том числе через нацпроекты. В начале реализации их объем должен быть на уровне 1,5-1,7 триллиона рублей в год. Потребность в инвестициях за счет бюджета Фонда национального благосостояния – около 150-200 миллиардов рублей в год. До 10-20% отчислений от налога на добычу полезных ископаемых, собираемых в Сибирском макрорегионе, должны аккумулироваться в фонде его развития.

В результате предполагается, что к 2035 году ВРП Сибири увеличится в 2-2,8 раза, рост объема инвестиций в основной капитал – в 4,7 раза. Прирост населения в регионе (за счет привлечения условиями труда и уровнем жизни) составит 3-5 миллиона человек, а, например, прирост занятости в малом и среднем предпринимательстве – 240%.

Как отметил А.Клепач, пространственная структура роста экономики Центральной и Восточной Сибири должна предусматривать расширение агломераций и повышение их связанности: Новосибирска с Томском и Барнаулом, Новокузнецка с Кемерово и Новосибирском, Красноярска с Абаканом.

Необходимо развитие крупных городов: Омска (в том числе скоростных путей, связывающих его с Тобольском и Новосибирском), Иркутска, Якутска (особенно при строительстве моста через Лену). То же касается и новых районов комплексного освоения природных ресурсов – кластеров по добыче и переработке полезных ископаемых: Усть-Кутского, Южно-Якутского, Ангаро-Енисейского.

Сибирь – природная кладовая, поэтому необходимо развивать и новые сырьевые районы – масштабные полюса роста добычи полезных ископаемых (Кодаро-Удоканский горнодобывающий и Улуг-Хемский угольный районы, месторождение редкоземельных металлов Томтор). При этом не следует забывать про аграрные и медицинско-оздоровительные полюса роста (Минусинская долина, Алтай), зоны развития туризма общероссийского и мирового значения.

Все это невозможно без развития транспортной инфраструктуры Сибири и, конечно, без науки. Сибирское отделение РАН – крупнейшее региональное отделение, в котором работают более 12 тысяч научных сотрудников. В Сибирском федеральном округе ежегодно выпускаются свыше 130 тысяч человек. НГУ – третий университет страны по качеству исследований в области точных наук (по международным рейтингам). Три сибирских университета – участники Программы 5-100.

В числе насущных задач также: обновление приоритетов научных исследований (цифровизация, Industry 4.0) с учетом сохранения природной среды Сибири, поддержка науки и инноваций со стороны институтов развития и профильных органов власти, опережающее развитие научно-инновационных кластеров Новосибирска, Томска и Красноярска, создание технополиса в Минусинской долине.

Академик В.Пармон уверен, что у Сибири есть реальные возможности для опережающего развития экономики: имеется внутренний потенциал развития традиционных отраслей, есть возможность для роста наукоемких производств, резервы для роста строительного и агропромышленного комплексов.

Валентин Николевич напомнил, что за многие десятилетия в регионе были осуществлены семь мегапроектов (Транссиб, Севморпуть, Кузбасс, Западносибирский нефтегазовый газовый комплекс, Ангаро-Енисейский каскад ГЭС, БАМ), появились региональные отделения трех академий наук – большой, медицинской и сельскохозяйственной.

Все мегапроекты были «идейно новыми» и создали материальную базу, в частности, для формирования территориально-производственных комплексов в Сибири, а академический изначально планировался как межрегиональный проект научного сопровождения развития производительных сил востока СССР, включая НИОКР для ОПК. Сегодня СО РАН ответственно за научно-методическое руководство работой 84 НИИ и ФИЦ.

В 1978 году Совмином была утверждена межрегиональная научно-техническая программа «Сибирь», в реализации которой до начала 1990-х годов принимали участие более 700 организаций-исполнителей, представляющих 93 министерства союзного и республиканского подчинения. В рамках этой программы укрепилось взаимодействие академической, вузовской и отраслевой науки региона.

По мнению В.Пармона, приоритетами инновационного развития Сибири должны быть фундаментальная и прикладная наука по горячим для экономики России и региона направлениям: образование и довузовская мотивация школьников к научной и инженерно-технической деятельности, система подготовки высококвалифицированных специалистов и рабочих кадров, развитие государственно-частного партнерства в сфере науки и технологий, интеграция науки, образования и высокотехнологичной промышленности. Особое значение в инновационной экономике Сибири должно быть придано тем технологическим направлениям, для применения которых в регионе есть значительный внутренний потенциальный спрос и собственные заделы в научных центрах исследований и разработок.

– Возникают новые вызовы, требующие незамедлительного привлечения науки, например, изменение климата и связанные с этим природные катастрофы (наводнения, лесные пожары и прочее), – подчеркнул В.Пармон.

Академик сообщил, что в соответствии с решением Межакадемического совета по проблемам развития Союзного государства Россия – Белоруссия от 18 июня 2019 года подготовлен проект научно-технической программы двух стран по оперативному космическому мониторингу лесных пожаров с участием большого консорциума институтов СО РАН.
Рассказал В.Пармон и о том, что сегодня сильно беспокоит научное сообщество: руки ученых академических институтов связаны госзаданием.

– Все ресурсы специалистов задействованы на выполнение госзадания. Шаг вправо, шаг влево… Дополнительно для решения оперативных задач сделать уже ничего нельзя, – посетовал академик.

Рассуждая о том, что может помочь в этой ситуации, Валентин Николаевич предложил «продвигаться по линии развития международных научных центров». Нужен также центр, который будет заниматься проблемами Байкала.

– Эти проекты мы уже передали руководству РАН, надеюсь, в случае положительного решения и финансирования это будет сделано.

Академик предложил дополнить постановление президиума предложением восстановить программу «Сибирь» как совместный проект РАН и СО РАН, а также вернуться к проведению конференций по различным производственным вопросам и производительным силам Сибири.

Президент РАН А.Сергеев, в свою очередь, внес свои предложения по дополнению постановления, заметив, что документ должен отвечать на вопрос, с чего начинать.

– На первый план в решении проблем развития Центральной и Восточной Сибири должны быть вынесены вопросы госрегулирования и координации деятельности органов власти, а также использования научных подходов в прогнозировании развития территорий. Должна быть цепочка длительного планирования и прогнозирования. Сугубо научная. Роль РАН здесь очень важна, – подытожил глава академии, добавив, – важно, чтобы нас слышали.

 

По материалам статьи Андрея Субботина с сайта poisknews.ru


Печать   E-mail