Индекс ВВП. Март 2020

В марте 2020 года ускорилось снижение экономической активности. Объем ВВП со снятой сезонностью снизился по сравнению с предыдущим месяцем на 1,2% после 0,5% в феврале 2020 года. Динамика ВВП по отношению к соответствующему периоду прошлого года перешла в область отрицательных значений, сократившись на 0,4% против роста на 2,9% в феврале. Читать далее


Комментарий Олега Засова, руководителя направления «Макроэкономика» Института ВЭБ.РФ

«В марте экономическая ситуация продолжила ухудшаться. По отношению к февралю ВВП снизился на 1,2%. Таким образом, ВВП последовательно снижается все три первых месяца 2020 года и, как результат, впервые после ноября 2017 года динамика по отношению к соответствующему месяцу годом ранее стала негативной.

Все больше начинает сказываться расширение эпидемии коронавируса. В марте обвалился спрос населения на поездки. Судя по всему, резко ухудшилась инвестиционная активность. Наблюдалось уменьшение объемов строительных работ, существенно сократилась отгрузка продукции, ориентированной на инвестиционный спрос, а также снизился ввоз импортной продукции машиностроения.

Спад в отраслях, производящих машиностроительную продукцию, в итоге стал основным фактором снижения отгрузки обрабатывающих производств, которая снизилась по сравнению с февралем сразу на 1,6%. Аномально теплая погода привела к сохранению тенденции снижения спроса на российский газ и уголь. Кроме того, в марте она была усилена экономическим спадом у торговых партнеров и дальнейшим снижением экспорта. Как результат, мы наблюдаем снижение добычи полезных ископаемых в течение трех месяцев подряд.

В целом промышленность снизилась по отношению к февралю на 1,1%. Это стало основным фактором усиления спада транспортного грузооборота. Грузооборот снижается уже 11 месяцев подряд и в марте перевозки сокращались по всему спектру основных видов транспорта.

Вместе с тем, в марте часть факторов смогло разово поддержать экономику. Так, произошедшие события вызвали изменение потребительского поведения населения и обеспечили существенный рост упреждающего потребительского спроса. Ослабление курса рубля стимулировало спрос на импортируемые товары длительного пользования. Нервозность в отношении введения карантинных мер отразилась на избыточных закупках населением продовольственных товаров. В результате за март розничные продажи выросли более чем на 4%. Это сопоставимо с рекордным ростом розницы в декабре 2014 года, случившегося сразу после сильнейшего снижения курса рубля. Вслед за розничным товарооборотом в марте вновь активизировались оптовые продажи.

Если говорить про первый квартал в целом, то рост ВВП по отношению к соответствующему периоду прошлого года, по нашей оценке, составил 1,4%, замедлившись с 2,1% в предыдущем квартале. Из этого роста около 0,6 п.пункта было обеспечено календарным фактором - дополнительным днем в феврале. Если соотносить с предыдущим кварталом, то с очисткой от эффекта високосного года и сезонного фактора ВВП снизился на 1,1% или на 4,7% в годовом выражении. Эта оценка сопоставима со спадом в первом квартале ВВП США на 4,8% (+0,3% к 1 кварталу прошлого года), но сильно лучше обвала ВВП в Еврозоне на 14,4%. При этом, если в Европе карантинные меры вводились в середине марта и за две недели успели обвалить динамику квартала, то в России ограничения затронули только последние два дня марта, не успев сильно повлиять на ВВП.

Процессы расширения пандемии в первом квартале влияли на российскую экономику в основном через сжатие внешних рынков. При этом, в отличие от США и стран Европы, внутренний спрос оставался достаточно сильным в течение всего квартала. Несмотря на снижение реальных доходов населения, розничные продажи и потребление услуг продолжили расти. Скорее всего, также увеличивались инвестиции, поскольку наблюдался рост объемов строительства и ввозимой машиностроительной продукции.

В полной мере негативное влияние введённых ограничений на внутренний спрос мы увидим только во втором квартале. Экономические последствия будут зависеть от продолжительности ограничительных мер и от того, какие возможности для восстановления останутся у пострадавших бизнесов и как быстро сможет восстановиться спрос населения. Здесь пока еще сохраняется большая неопределенность»


Печать   E-mail